Клуб частных Детективов Мира создан 28 января 2014 г. в честь 160-летия Шерлока Холмса и объединяет проверенных детективов из разных стран.

Всем друзьям, коллегам и гостям нашего Клуба желаем, чтобы исполнялись все, даже самые маленькие, мечты. Чтобы стало больше тепла, открылось больше возможностей, появились невероятные перспективы, новые друзья и старые не забывали, горел огонь в домашнем очаге, играла улыбка на лицах любимых. Пусть сбудется самое заветное! И конечно же мира нам всем над головой. Приятного общения и времяпровождения на страницах нашего форума.

Один день из жизни Президента "Автоваз"

Поделиться
avatar
Jakov
Член Клуба
Член Клуба

Сообщения : 668
Дата регистрации : 2014-01-28
Возраст : 46
Откуда : Латвия. Рига
Работа/Хобби : Security Solutions, охота и рыбалка, горные лыжи

Один день из жизни Президента "Автоваз"

Сообщение автор Jakov в Пт 29 Май 2015 - 20:55

Вот это менеджер !!! Стоит поучиться.

Предлагаем вашему вниманию  специальный проект  журналиста  Дмитрия Извекова:
"Мы познакомились с Бу Андерссоном в августе 2014-го, на Московском международном автосалоне. Яркое выступление, красивый стенд АВТОВАЗа с презентацией новой линейки автомобилей, четкие ответы на каверзные вопросы журналистов, уверенность в своих действиях, выраженная в каждом жесте и взгляде — все выдавало в нем харизматичного лидера, управленца «от Бога», чье мнение безапеляционно и единственно верное.

Тогда я рассказал ему о нашей задумке — серии публикаций в рамках спецпроекта «Один день из жизни Президента» и предложил стать первым героем. «Возможно», - ответил он, не сказав ни «да» ни «нет».

Прошло 3 месяца. На часах 4.45 утра. Мы в Тольятти. У входа в отель нас ждет микроавтобус, который отвезет нас в дом Президента.

4.45
УТРА
— У нас не принято курить, — суровый взгляд охранника направлен на зажигалку в моей руке.
Минутой ранее он открыл черные металлические ворота, и мы медленно въехали во двор огороженного высоким кирпичным забором участка.

Трехэтажный дом, облицованный камнем, подземный гараж, аккуратные ели и корабельные сосны. Дом Президента соседствует с коттеджами успешных тольяттинских предпринимателей в поселке, находящемся в 20 километрах от центра города.

К просторному холлу на первом этаже примыкает огромная гостиная. Пастельные тона, плотные портьеры, стол на 12 персон с букетом свежих тюльпанов, камин, винный холодильник, музыкальная установка и массивный шахматный стол из камня змеевик.
«Меня зовут Виктория, я готовлю Президенту завтрак, вы можете присесть в холле, а я принесу вам кофе и, пожалуйста, ничего ?не трогайте вокруг.»





«Здесь уютно. И тихо.»
На тв-стойке — DVD диск со знаменитым сериалом «Suits» (в русской версии перевода 2 названия — «Форс-мажоры» и «Костюмы в законе»). Захватывающая история старшего партнера крупнейшего юридического бюро Нью-Йорка и его помощника — войны корпораций, многомиллиардные иски, бессонные ночи и фантастические по красоте решения, принятые на высшем уровне.

Президенту диск с фильмом передал его помощник. Бу его еще не смотрел, но к просмотру, видимо, подготовил. Масштабы событий, показанных в сериале, сопоставимы с реалиями АВТОВАЗ и я не удивлюсь, если когда-нибудь история жизни Бу Андерссона станет прототипом очередного голливудского киношедевра.

— Куда мы идем?

— В спальню, ведь вы этого хотели.

Винтовая лестница, несколько узких пролетов, и вот, передо мной Президент крупнейшего производителя легковых автомобилей России и Восточной Европы.

Он выглядит немного уставшим. На правой руке — часы Ballon Bleu de Cartier, первый и единственный атрибут, подчеркивающий статус визави. Часы - необходимость. Они показывают время, столь драгоценное и неминуемо убегающее.

Из одежды — синее поло с логотипом хоккейного клуба Lada и тренировочные спортивные штаны. С первого взгляда ни за что не скажешь, что перед тобой - президент автомобильной империи.

— Что мы можем снимать?

— Все, мне нечего скрывать, — говорит он и отправляется чистить зубы.

Паста «President» с говорящим названием. Пенка, бритва, шампунь - он один из нас, человек из плоти и крови, даром что управляет гигантской автомобильной корпорацией.



— Доброе утро! Как мне к вам обращаться? Господин Президент, мистер Андерссон?

— Зови меня Бу.

Признаться, я растерян, он немного смущен. Впервые в его спальне журналисты с камерами.
— Бу, могу я попросить вас?

— Конечно.

— Будьте предельно честны со мной сегодня.

— Даю слово, — Президент отвечает мне крепким рукопожатием.

Мы спускаемся в гостиную. На столе — морковный сок, фрукты, чай, сыр. Через минуту приносят кашу.
— Каждое утро я встаю в пять. Исключение составляет только воскресенье, когда я пытаюсь выспаться, но это не означает, что я не приеду в выходной день на завод.
— Я не могу себе позволить нарушить свой собственный график. Почему? Очень просто. Меня ждут люди, которые во мне нуждаются. Я не могу заставить себя ждать.
— Когда я был молодым — играл в шахматы. Сейчас они лишь предмет декора.
Здесь тихо и мне это по душе. Иногда я позволяю себе послушать музыку. Элтон Джон, Брюс Спрингстен, шведская музыка. Я прожил в Америке 15 лет. Тогда слушал Кид Рока.
Меня вдохновляют два человека — Генри Киссинджер ?и Владимир Путин.
— Я не могу жить без работы. Это все, что у меня есть. Россия — уникальная страна, в которой есть много работы. Очень много.
— Вы можете назвать себя счастливчиком? Да? А я — полная противоположность (unlucky guy). Со стороны я могу выглядеть магнатом — эдаким воротилой, управляющим корпорациями. Со времен ГАЗа люди считают, что моя жизнь — жизнь счастливого короля в окружении роскоши и наблюдением за процессами. В реальности — все не так. Есть труд. Ежедневный, кропотливый труд.
— Когда в январе я пришел на АВТОВАЗ, на первом рабочем совещании в 7 часов утра мне принесли несколько презентаций. Вместо того чтобы выслушать докладчиков, я отправился на территорию завода и первым делом пошел в туалет. Там было грязно, краны не открывались, просто неприятно находиться внутри.

Я сказал: с сегодняшнего дня мы меняем ситуацию на заводе. И начнем с туалетов. К 6 часам вечера эти проблемы должны быть решены. И они справились.
— Я люблю Россию в том числе и за то, что большие проблемы могут быть решены в течение одного дня в то время как в Европе, на решение маленьких могут уходить недели.
— Мы сделали новую Калину Cross, Ларгус Cross и Lada Urban 4x4 всего за 4 месяца, при этом никто не верил, что подобное возможно за столь короткий срок.
— Многие недоумевали, зачем нужен Urban, говоря, что охотников и рыбаков (основной сегмент покупателей машины), не интересует «нарядный» экстерьер, наличие кондиционера, гидроусилителя руля и электрических стеклоподъемников с зеркалами.
Я ответил тогда просто — не надо отталкиваться только лишь от мнения покупателей, которые у нас уже есть. Надо думать и о тех, кто ими еще не стал.
— На мой взгляд, проблема российских покупателей в том, что они сами не понимают, чего хотят. Многие годы решения принимали за них, не предоставляя выбора и не спрашивая их мнения. Люди просто разучились после этого прислушиваться к своим желаниям.
— За первый год работы на ГАЗе я встретился с 5000 клиентами, которые ранее покупали продукцию завода, но были разочарованы качеством. Плохие машины, плохое рулевое управление, плохие тормоза, ужасные сиденья. Я спрашивал каждого — если мы исправим качество, вы купите продукцию ГАЗ вновь? Все отвечали «Да».
— 9 месяцев — срок, который я поставил для себя тогда. Мне говорили: — это невозможно. Я был уверен, что мы справимся. И мы справились, выпустив абсолютно новые машины ГАЗ, в которых были учтены все пожелания клиентов.
— Успех — это планирование и вера в свои действия и в свой продукт. Невозможно проснуться утром и понять, что ты не успел. Ты понимаешь это задолго до даты пробуждения. И у тебя есть время для исправления ситуации с нарушением сроков, чтобы сдержать свое обещание.
Я спокойно отношусь к цветам.
Желтые тюльпаны — выбор моей
любимой жены.
— Окей, мне пора. Спущусь через 10 минут, ?у вас будет время закончить завтрак.
Извиняющаяся, едва заметная улыбка, но непреклонный и крайне выразительный взгляд.
Обычная комната метров 16, резная мебель с позолотой — ощущение роскоши, но при этом скромность. Сорочка Brioni и простая вешалка из заурядного гипермаркета. Обладатель почетного звания «Лучший руководитель автомобильной отрасли в Европе» осознает свой статус, но не кичится этим. С ним комфортно в общении.

Он успевает переодеться за 7 минут. Выбрав один из 13 костюмов, несколько секунд раздумывает над галстуком.

На столе рядом — два мобильных телефона (iPhone и Blackberry), ремень, запонки, очки в футляре и шведские жевательные пастилки Lakerol.

Финальный штрих — фирменный значок LADA, который Бу аккуратно закрепляет на лацкане пиджака. Взгляд в зеркало — Президент готов к работе.




— Знаешь, мое отличие от российских топ-менеджеров в том, что я не даю обещаний, выполнить которые не в состоянии. Это касается и сроков выпуска новых автомобилей. Я выпустил за свою жизнь 300 автомобилей. Меня могут отговаривать все вокруг, но я-то знаю всю подноготную бизнеса. У меня колоссальный опыт, и, принимая решения, я опираюсь на свои знания и практику.
— Поедешь со мной в машине? Нет? Если передумаешь — скажи.


Бу стремительно покидает дом. Во дворе его ждут скандально известные Lada Largus. В августе 2014 Президент распорядился выставить на продажу 18 дорогих иномарок, на которых передвигались топ-менеджеры АВТОВАЗа. Тогда он потребовал распродать автопарк за 10 дней, а в качестве новых служебных авто выбрать продукцию завода. Сам пересел на «Ларгус» в комплектации VIP.

Президент садится на заднее сиденье, ворота раскрываются, и наш микроавтобус пристраивается за машиной сопровождения.
- Не отставай, — голос начальника службы протокола напряжен, — Президент не приемлет опоздания, — отвечает он на мой взгляд.
Мы успеваем с трудом — «Ларгусы» кажутся слишком проворными, лихо вписываясь в крутые повороты темной лесной дороги.

Пустынный утренний Тольятти встречает нас красивой подсветкой знаменитой высотки АВТОВАЗ с гигантским металлическим логотипом на крыше.

На часах 6:40. Шлагбаум первый, второй, выпрыгивающая на ходу охрана — сомнений, что каждое действие




Первый объект — цех по сборке Datsun ON-Do. По дороге Президент успел переодеться в фирменную заводскую форму с логотипом АВТОВАЗ в области сердца.

В руках у Бу блокнот и ручка. В компании с переводчиком он пожимает руку мастеру цеха и тут же обрушивает на него шквал вопросов:

— Что у нас сегодня? Все ли вышли на работу? Насколько запчасти приходят вовремя? Отстаем ли от графика?
Все ответы фиксирует в блокнот, делая пометки. После короткой беседы Президент быстрым шагом обходит цех, периодически проверяя, как закрываются двери собранных автомобилей.

Через 10 минут, минуя отдыхающих рабочих, мы заходим в небольшую комнату, где Бу устраивает полноценную 20-минутную планерку.

— Не обращайте внимание, эти журналисты сегодня проведут со мной весь день, и я хочу, чтобы этот день ничем не отличался от всех предыдущих.

— Будьте честны и отвечайте на все вопросы, которые вам могут задать.






Выслушав краткие отчеты за минувший и планы на текущий день, Президент произносит:
— Сегодня ночью я получил анонимное электронное письмо. Кто-нибудь что-нибудь знает об этом? О проблеме, которая была там описана. Нет?
Собравшиеся руководители переглядываются и молчат в ответ.
— Я скажу вам. Там было написано, что мы не заботимся о мастерах. Когда мы увеличили оклад рабочим, мы не сделали то же самое с окладом мастеров. Когда мы ввели надбавки рабочим за 100-процентную явку и за работу в опасной среде — мы забыли о мастерах. Я борюсь за качество, я борюсь за закупки, я борюсь за вас. Но я не могу бороться за мастеров, потому что не могу знать все, что происходит вокруг. Я мог бы за несколько минут выяснить автора этой анонимки, но я не буду этого делать и благодарен ему за смелость. И вот как мы поступим. Сегодня я соберу представителей профсоюза и мастеров у себя в кабинете. И мы найдем решение этой проблемы. Справедливость должна восторжествовать. Вопросы?
Вопросов нет. Президент предлагает «сверить часы» и рассказывает свой график на ближайшую неделю — участие в выставке с презентацией концепта Vesta и Xray, Urban 4x4, Largus и Kalina Cross, участие в форуме с Правительством Самары, встреча с Чемезовым, видеоконференция с Карлосом Гоном, заседание Совета Директоров в Москве, старт продаж Priora с «автоматом» в Санкт-Петербурге. Закончив, он предлагает пройтись по цехам.

цех окраски
Президент посещает сварочный цех. На маркерных досках — оперативная сводка. План, текущие показатели, разница, лучшие работники, график отсутствий. Он внимательно смотрит на цифры, сравнивая их с записями в блокноте. Что-то вычеркивает, что-то, наоборот, вносит.
цех по сборке автомобилей
Выслушивая краткие отчеты, Бу вновь поднимает кадровый вопрос.
— В Швеции, если у тебя ферма, хорошие коровы сами будут возвращаться домой в определенное время, потому что знают, что пришло время дойки. В график посещаемости АВТОВАЗа сотрудниками цехов мы закладываем 10% на неявку. Это недопустимо.
— Вчера у нас в гостях был вице-консул Франции. Он был удивлен, узнав, что АВТОВАЗ - один из шести заводов по всему миру, который производит Renault и Nissan на одной линии. Мы - единственный завод в мире, одновременно производящий 4 бренда. Люди должны хотеть работать на АВТОВАЗе. Люди должны гордиться тем, что работают на АВТОВАЗе.
— Ты обратил внимание, как везде чисто? Ты представить себе не можешь, что здесь творилось раньше.
Я действительно удивлен. Чистота цехов поражает. Полы блестят, а спецодежда работников, словно после стирки.



— У тебя недоверчивый взгляд, — Президент улыбается, — Думаешь, все, что ты видишь сейчас, — инсценировка? Подойди к любому рабочему, спроси, насколько то, что происходит, повторяется изо дня в день.
Доверяй, но проверяй. Выискивая потенциального респондента, я решительно направляюсь на линию финальной сборки Lada Priora. На мой вопрос, как часто можно увидеть Президента в цехах, девушка оператор смеется: «Мне кажется, он не только видит нас каждое утро, но уже и по именам знает».

Довольный ответом, Бу показывает мне на часы. Ускорив шаг, мы направляемся к выходу.

— Я был совсем молод, когда мне доверили командование батальоном. 1200 человек — кофе, одежда, горячая вода. Именно тогда я научился заботиться о людях. За 5 лет работы в «группе ГАЗ» я ни разу не повысил себе зарплату. И исполнительным директорам тоже. Но работники в итоге получили увеличение зарплаты на 33%.
— В последний год работы на ГАЗе предприятие заработало большие деньги. Мне стоило больших трудов сделать так, чтобы все сотрудники получили 13-ю зарплату. Это было непросто. Но мне удалось. Я обещал всем, что, несмотря на мой уход, 15 февраля они получат премию. Они получили ее 13-го. В день, когда это произошло, я уже работал здесь. Я получил тогда огромное количество СМС со словами благодарности. Это дорогого стоит.
Мы заходим в отдельный лифт, который поднимает нас на последний, 24-й этаж высотки. Кабинет Президента — 60-70 кв.метров с потрясающим видом на крыши цехов и склады готовой продукции.
За большим столом — представитель профсоюзов,
?3 мастера и несколько руководителей подразделений.
— Вы знаете причину, почему я собрал вас здесь. Повторюсь, я не могу знать всего, что происходит на заводе, и рад, что получил сегодня ночью анонимное письмо. К сожалению, рассказанная там ситуация про зарплаты мастеров — правда. Я прошу вас помочь мне найти компромиссный вариант, который устроит обе стороны — и мастеров, и АВТОВАЗ. Постарайтесь сделать это за 10 минут.
Президент выходит из кабинета. Вернувшись ровно через 10 минут и не получив вразумительного ответа, он отводит делегатов в небольшую десятиметровую комнату. Усадив представителя профсоюза и мастеров напротив себя, он произносит:
Если я завтра не выйду на работу — ничего не произойдет. Если топ-менджер не выйдет завтра на работу — ничего не случится. Если вы не выйдете на работу — у АВТОВАЗа будут проблемы. Зарплата — отражение вашей ценности. Она должна быть справедливой. Но простое увеличение не решит проблемы целиком. Мы обязательно введем систему мотивации. Я обещаю вам, что сегодня вопрос с пересмотром зарплат мастеров будет решен. На будущее — если появляются проблемы, вы всегда знаете, где меня найти.
Президент выходит из комнаты, оставив там улыбающихся работников. Мы заходим в лифт. Следующий пункт в расписании — форум-выставка «Автопром. Автокомпоненты-2014».
— Я не спал полночи. Думал. Понимаешь, это неправильно, когда подчиненные получают больше своих руководителей. Я не могу знать всего. Увы. Я действительно рад, что кто-то осмелился и написал это письмо. Я рад, что сегодня мы исправим ситуацию. Их труд должен быть вознагражден и вознагражден справедливо.
Мы подъезжаем к зданию выставочного комплекса «Олимп». На пленарное заседание собрались производители и поставщики автокомпонентов, чтобы обсудить взаимодействие во время спада продаж. Перед началом ключевые игроки рынка обмениваются друг с другом рукопожатиями и репликами. Бу не остается в стороне:
— Если вы выпускаете литые алюминиевые диски, вам никогда не обойти китайцев. Потому что 40% стоимости — стоимость энергии, которая тратится в процессе производства. В Китае стоимость энергии лишь 10% от стоимости энергии в России.
— Когда я был совсем молодой, в мире был всего один спортсмен, который мог пробежать стометровку быстрее 10 секунд. Сейчас их 120. То же самое с поставщиками. Вы должны соревноваться со всеми.
Президента приглашают на сцену. Бу Андерссон произносит яркую, эмоциональную речь. Традиционно, без подсказок суфлера и печатного текста. Про тяжелые два месяца, проблемы с поставщиками, успехами в подготовке к запуску новых моделей и… своей зарплате.
— Я устал от кулуарных разговоров о размере своей зарплаты. Некоторые издания написали на днях, а остальные оперативно растиражировали, что ее размер — 374 миллиона рублей в год. Это неправда. Я сделал выписку и отправил ее в прокуратуру. Те, кто распространяет обо мне ложную информацию, всегда могут сделать официальный запрос и удостовериться в том, что это не так.
— Следующий год — это год АВТОВАЗа. Через 300 дней мы начнем выпуск Lada Vesta и практически одновременно планируем начать выпуск Lada Xray.
Почти два часа после выступления Президент сидит на сцене, слушая остальных докладчиков форума. Глядя на него со стороны в этот момент, создается ощущение, что он — в чужой среде. Ему бы в бой, ему бы в цеха. Ему откровенно скучно.
На стенде с новинками «АВТОВАЗ» Бу представляет собравшимся руководителей проекта Lada Vesta и Lada Xray. Передав микрофон, он смотрит на часы и быстрым шагом покидает выставочный комплекс.


Мы приезжаем в один из заводских корпусов. Поднимаемся в актовый зал. Внутри — чуть более 200 мастеров и руководителей подразделений. Президент подходит к микрофону.
— У всех нас никогда не будет одинаковой зарплаты. Это — нормально. Ненормально то, что люди, работающие на разных линиях сборки, в 50 метрах друг от друга получают разные деньги, занимаясь одинаковым трудом. Я не знал об этом ранее. И намерен это исправить. С первого января мы запускаем в разработку систему градации, которая позволит нам справедливо рассчитывать заработанную плату.
— Уверен, вы в курсе, почему мы здесь собрались. Как я говорил сегодня ранее, ночью мне пришло анонимное письмо. Возможно, его автор сидит сейчас среди вас. Я не намерен искать отправителя, более того, я хочу поблагодарить его за смелый поступок.
— Как оказалось, мы действительно забыли о повышении оклада мастерам, повысив его рабочим. Я здесь, чтобы объявить свое решение: с 1 декабря ваша зарплата увеличивается на 25% сроком на 6 месяцев, после которых мы введем впервые в истории АВТОВАЗа прозрачную систему мотивации, рассчитанную для каждого подразделения и его сотрудников. Вопросы?
В ответ — аплодисменты. Не дожидаясь реакции, Президент стремительно выходит из зала.

На часах 13:40. Мы едем в офис.

— То, что не сделаешь в первый год, — не сделаешь никогда. Вот почему я так много работаю. 7 дней в неделю. Времени мало, а нужно успеть очень многое.
Я киваю в ответ головой, а сам смотрю на часы. Президент на ногах почти 9 часов при этом не было ни минуты перерыва. По ощущениям — давно за полночь.

— Пришло время обеда, присаживайтесь.
На столе — греческий салат, форель и крем суп из грибов. Мы садимся, и я не могу не задать вопрос. То самое громкое высказывание, которое он сделал 3 часа назад с трибуны форума.
Моя зарплата на АВТОВАЗе не имеет к названным журналистами ряда изданий суммам никакого отношения. Какие 10 миллионов долларов в год? Вранье!
Мы молчим несколько секунд. Затвор фотоаппарата громко щелкает в тишине.
— Сегодня утром ты попросил меня быть с тобой честным. Держи, на память. Это выписка с моего зарплатного счета.
Я не верю своим глазам. Аккуратно разворачиваю два листа — на русском и английском. В них — октябрьская зарплата, размер уплаченных налогов, общий доход Президента за год. Сумма, в десятки раз меньше ожидаемой.
— Что тебя так удивило? Цифры? Разочарован?
Бу улыбается. Определенно, он доволен эффектом. Я спрашиваю его, могу ли опубликовать это.
— Нет. Хотя поступай, как считаешь правильным. Мне не нужно никому ничего доказывать. Этим жестом я лишь хочу показать, что абсолютно честен и мне действительно нечего скрывать.
— Когда я озвучил, что уже 1 ноября мы сварим первый кузов Lada Vesta, а это было месяцем ранее, в сроки не верили все, даже те, кто отвечал за процесс. Я дал команде сутки на сбор информации о причинах, которые могут повлиять на дату и вместе мы нашли решение. ?И справились.
Расправившись с рыбой, Бу смотрит на меня с прищуром. Я спрашиваю, что дальше.
— Завод — прессовое производство, участок литья пластмассы, встреча с топ-менеджерами и акционерами, встреча с министром.
Я перебиваю его, уточняя, что имел в виду его жизнь. Президент задумывается.
— Ты знаешь, мне кажется, что эта работа — моя последняя. При условии, что мне дадут реализовать все то, что я задумал. Если нет — прежде всего, я бы расстроился. Наверное, какое-то время отдохнул путешествуя, а потом стал бы… учителем в какой-нибудь средней школе. Да-да, ты не ослышался. Мне нравится преподавать, я очень люблю детей. Мне есть что рассказать, чем поделиться и чему научить.
— Я — менеджер с 41-летним опытом. В России люди не верят в себя и в то, что им постоянно обещают. Моя первая задача — дать своим сотрудникам надежду. Вторая — направить их усилия в верное русло. Третья — вознаградить тех, кто этого по-настоящему заслуживает.

Я прошу его рассказать о портрете, состоящем из тысячи маленьких фотографий. Когда приближаешься вплотную, можно разглядеть людей, когда удаляешься — картина превращается в портрет Президента, сидящего на полу с фрагментом «ГАЗели» по правую руку и фирменным логотипом.
— Это подарок от работников ГАЗ. Они потратили более 400 часов, чтобы сделать это. Так они выразили признательность мне, за мое к ним и к работе отношение… Скучаю ли я по «Группе ГАЗ»? Да.
Я прошу рассказать Президента о своем детстве.
— Мой отец был известным бизнесменом с собственной сетью магазинов. Моя старшая сестра, разница 4 года, была больна и мои родители хотели, чтобы я оберегал ее. Большую часть времени я проводил с ней, а не с друзьями. Моей основной проблемой была накопленная энергия, которую я не знал, как реализовать.
— Когда мне было 7 лет, мама периодически отправляла меня к пожилой женщине, подруге нашей семьи, я помогал ей по хозяйству. Ходил в магазин за покупками, мыл полы, готовил еду. В общем, разряжался.
— В 14 я сказал отцу, что хочу работать и попросился к нему на все лето. Он отказал. Мне было дико обидно. Сестра всегда получала все, а мне нужно было всего добиваться самому. Я устроился на кухню пляжного ресторана — мыл посуду, точил ножи, убирался. Заработал тогда свои первые деньги. В 5 утра яйца варил на завтрак клиентам. Набрался опыта. Отец был крайне недоволен моим выбором тогда.
— В 16 я подрабатывал на крупнейшей в Европе сырной фабрике. У мамы был коварный план поженить меня на дочери хозяина.
— Я занимался спортом, быстро бегал. В итоге в 18 лет сбежал в армию и решил там сделать карьеру. Счастливые времена были. Бесценный опыт.
Мы говорим еще полчаса. Бу рассказывает об интересных тестах в армии, начале карьеры в GM, обучении в Гарварде и встречах с Путиным, на которых заручился поддержкой главы государства. Глядя на собственный портрет, он вновь возвращается к «Группе ГАЗ».
— Мы стремились получать заказы извне. Мы изготавливали детали для КАМАЗа, делали рамы для Mitsubishi Pajero, выполняли заказы для Ford и VW. А здесь понятия не имеют о подобной практике. Говорят, мы — АВТОВАЗ. И что? А загрузка некоторых производств в 40% никого при этом не смущает? У нас есть все необходимое для развития этого направления. Вопрос лишь менеджмента. Мы исправим ситуацию.
— Наличие проблем — это здорово! Я попросил рабочих составить список — нет комнаты отдыха, плохое освещение, не дают молока на участке литья пластмассы, там горячо, тут холодно. Я сказал: составьте список, назначьте ответственного, расставьте приоритеты, скажите сколько требуется денег и исправляйте! За два месяца в списке из 750 проблем 250 были закрыты. Это работает! Люди должны говорить о проблемах, это нормально, когда они есть.
— Если провести оценку квалификации наших секретарей — мы ужаснемся. Они не могут пользоваться экселем, не знают аутлук, они не подкованы. Когда я работал в GM, в отделе закупок раз в год мы сажали за компьютер 7 тысяч человек в 47 странах одновременно. И говорили им: «Составь контракт. Измени условия платежей. Составь запрос по качеству». И таким образом в режиме реального времени мы оценивали возможности каждой организации. И выявляли тех, кто требовал обучения. Мы обязательно применим часть этих методик здесь, на АВТОВАЗе.
— Мы отправили в Татарстан лучших айтишников, чтобы скопировать практики по внедрению компьютерных систем управления процессами, которые успешно реализованы тамошним правительством.
— Сейчас по технологии управления мы отстаем лет на 10. Через несколько месяцев ситуация изменится в корне.
Нашу беседу прерывает секретарь. Президент смотрит на часы и произносит уже привычную фразу:
— Окей, нам пора!
Производство пластмассы
Совещание на 30 минут. Вопросы, ответы, уточнения. На лице Президента нет улыбки, как получасом ранее. Он серьезен и сосредоточен. Выборочный осмотр готовой продукции, едва заметные кивки головой в качестве приветствия рабочим. Вокруг по-прежнему идеальная чистота.
— Каждый день мы сражаемся с Renault-Nissan. Потому что я — АВТОВАЗ. Я не Renault. И не Nissan. Для большинства людей из Альянса спящий АВТОВАЗ — это отлично, это здорово упрощает им жизнь. Но мы спать не будем. Вопросы? Окей, едем в прессовое!
Внутри — жуткий грохот, который исходит из огромной, возвышающейся до потолка конструкции. Я пытаюсь ответить на входящий звонок выпускающего редактора КОЛЕСА.ру, но Президент машет рукой и громко кричит мне в ухо:
— Пойдем, ты должен это увидеть, тебе понравится...
Прессовочной машиной весом 70 тонн управляет 12 человек, среди которых 2 оператора и 10 укладчиков, отслеживающих качество деталей. Я замираю, глядя, как роботы, словно в фильме «Трансформеры», с потрясающей четкостью перемещают матовые пластины крыльев.

Бу внимательно слушает краткий доклад руководителя производства, изредка перебивая его уточняющими вопросами. Ответы по-прежнему быстро заносит в блокнот.



— Исключительно важно предоставлять людям свободу. В армии мы называли это «абстрактной тактикой». Поставьте перед сотрудниками задачу, и пусть они сами определят путь, как добиться результата. Великолепный пример — Анатолий Гришин, руководитель прессового производства. На АВТОВАЗе — лучшая в Европе прессовая линия. Ты можешь в это поверить? И ведь никто об этом нигде не пишет, никто об этом не знает. А это наша гордость!
— Я горжусь тем, что руководители всех 11 производств — из России. Крайне важно брать на работу местных жителей, если такая возможность и такие кадры есть.
— Чтобы построить штамповочный цех, как у нас, надо потратить 50 миллиардов. А он у нас уже есть. Печатать в нем детали, это как печатать деньги. Надо делать это круглосуточно.
Мы перемещаемся в чугунный цех. Здесь жарко, и меня не покидает ощущение, что мы переместились в прошлое на машине времени. Здесь все по-иному.

Бу Андерссон обходит цех по периметру и, задержавшись на выходе, уточняет у начальника цеха, как его мастера отреагировали на утреннюю новость о повышении зарплаты на 25%. Получив ожидаемый ответ, напоминает:

— Я хочу, чтобы люди получали хорошую зарплату. Но при этом они должны понимать, что мы многого от них ждем. За 11 месяцев я устал от постоянных просьб об индексации. Я не понимаю, что такое индексация. Мы миллиарды отдаем нашим поставщикам. Я бы с удовольствием перенаправил эти потоки на улучшение материальных условий рабочим.
— Наши производственные мощности позволяют выполнять сторонние заказы, как это делают, например, в ГАЗ и Sollers. А мы — нет. Это направление надо развивать! Окей!
Мы садимся в микроавтобус. На часах 17.00. Президент отправляется на встречу с акционерами и топ-менджерами. Они представят ему план развития АВТОВАЗа на 2015 год с детально расписанными KPI.
9 столов, расставленных буквой П. Проектор, транслирующий презентацию секретного плана развития АВТОВАЗа прямо на бежевую стену. Наушники с синхронным переводом и плазменный телевизор с прямой видеоконференцией из Москвы. Нас встречают тревожные взгляды.
— Не стоит, я попросил журналистов не показывать содержимое презентации. Давайте начнем.
Цифры, графики, прогнозы, доля рынка. Президент внимает слайдам без тени удивления, словно сам составлял все эти таблицы. В одном месте он прерывает докладчика:
— У вас ошибка, проверьте вторую строку. Там должно стоять иное значение.
У Президента АВТОВАЗа прекрасная память на цифры. Днем я спросил его, природный ли дар это.
— Я тренировал ее многие годы, постоянно записывая в блокнот. Странно, что в России менеджеры к этому не привыкли и до сих пор полагаются на свою память. Ведь это так просто — записать и, перечитав после, запомнить. Свои навыки я часто использую на повторных встречах — если люди лгут, они, как правило, не запоминают детали. А я помню. Всегда.
Мы покидаем зал. Пропустив нас вперед, Бу устраивается у окна микроавтобуса и задумывается на несколько секунд, направив взгляд на мелькающие в окне здания.

— Последние пару месяцев были катастрофой для меня — мы не выпускали автомобили, не отгружали уже готовые из-за сбоев в поставке комплектующих от поставщиков. Мы все устали из-за накопившейся отрицательной энергии.

— Мне говорят, как ты можешь быть таким оптимистом? Я отвечаю: а хуже уже быть не может. Наша главная задача — загрузить производственные мощности на максимум, решить вопрос с поставщиками и тогда все наладится.

Улыбнувшись, он отворачивается и вновь смотрит в окно. Минуту спустя, не меняя положения, произносит:

— Каждый день рано утром я приезжаю в цеха не просто так. Это своеобразный «массаж» для сотрудников. Я хочу, чтобы у них появилось чувство ответственности за свои действия. Они должны понимать, что от качества их работы зависит процветание завода. У нас одна цель — сильный АВТОВАЗ.

24-й этаж. Офис Президента. В Приемной — вице-губернатор, министр экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области Александр Кобенко. Президент приглашает его в кабинет.

За 40 минут Бу Андерссон успевает обсудить многие вопросы, затронув даже возможность брендирования обновленного аэропорта Самары фирменной ладьей предприятия и встречу участников форума в следующем году новыми моделями Lada.

Мы остаемся одни. Президент на ногах более 14 часов. Он просит принести ему чай. Откидываясь на спинку кресла, Бу предлагает мне присоединиться. Он задумчиво смотрит на аквариум.

— Знаешь, удивительное дело. Когда я пришел в «Группу ГАЗ» — меня не знал никто. Уходя — все любили. Когда я пришел в АВТОВАЗ — меня знали все, но не было ни одного человека здесь, кто бы меня не ненавидел. Я понимаю, нужно время, чтобы завоевать доверие. Понимаю…

Он молчит, продолжая смотреть на золотую рыбку в таком огромном для нее аквариуме. Я набираюсь смелости и прошу его о том, что обещал нашим читателям в анонсе спецпроекта — показать бумажник Президента. Бу смеется. Встав, он открывает портфель и достает кошелек.
— Делай уже что угодно!
Мы раскладываем содержимое на столе и выставляем свет. Сделав несколько снимков, я понимаю, что на фото все данные карточек. Мы меняем композицию, прикрывая фрагменты пластика. Несколько щелчков затвора и у нас садятся последние батарейки.
— Давайте сверим время,
что у нас по плану?
Понимая, что последует предложение об ужине, я перебиваю Президента, говоря о том, что мы хотим сделать ему подарок — вручить то, от чего он отказался много лет назад ради работы — атмосферу домашнего уюта под любимую мелодию Брюса Спрингстена и треск поленьев камина. Хотя бы на пару часов.
— Спасибо! Напиши, как все было на самом деле — только без недосказанности ?и приукрас.

— Даю слово.

источник: http://www.kolesa.ru/president/avtovaz/


_________________
За безопасность необходимо платить, а за ее отсутствие расплачиваться...
Riga,Latvia mob.+37129216282; e-mail: jbetahon@gmail.com; skype: jrscg2013
С уважением, Яков.
avatar
Детектив-Молдова
Член Клуба
Член Клуба

Сообщения : 578
Дата регистрации : 2014-01-24
Возраст : 54
Откуда : Кишинев (Chisinau), Молдова
Работа/Хобби : частный детектив, медиатор, директор ЧДА

Re: Один день из жизни Президента "Автоваз"

Сообщение автор Детектив-Молдова в Пн 1 Июн 2015 - 19:32

Яков, спасибо за статью!
Да, сильный лидер.


_________________
С уважением, Николай Васильевич.
==================================
ЧДА DETECT INVEST ACTIV в Молдове
Кишинев (Кишинэу, Chisinau) Молдова
Mobile: +37369270011, tel./fax.: +37322545580

Skype: veteran1601; E-mail: adpdia007@gmail.com
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА - ЭТО СКОПЛЕНИЕ МЕЛКИХ ПРОБЛЕМ, КОТОРЫЕ МЫ НЕ РЕШАЛИ, КОГДА ИХ СТОИЛО РЕШАТЬ!

    Текущее время Чт 19 Окт 2017 - 2:53